Интервью Министра транспорта РФ Максима Соколова информационному агентству России «ТАСС» в рамках «Восточного экономического форума – 2017»

6 Сентября 2017

Как авиаперевозчики смогут побороться за клиентов в рамках новых правил о провозе ручной клади по норме 5 кг на пассажира, когда заработает евразийская комиссия по расследованию авиапроисшествий, и кто поможет построить Мурманский транспортный узел, – об этом в эксклюзивном интервью ТАСС рассказывает Министр транспорта РФ Максим Соколов.

– Одной из самых «горячих» тем последних дней стали итоги проверки безопасности в аэропорту Каира.

– Действительно, эксперты высокого уровня дали позитивное заключение о готовности этого терминала к приему российских рейсов и его соответствии международным стандартам и нормам безопасности. Но в любом случае нам необходимо подписать соответствующий протокол с египетской стороной по мониторингу вопросов безопасности на межведомственном уровне. Египетская сторона о готовности подписать такой протокол заявила во время встречи президентов двух стран. После этого предстоит внести изменения в указ президента Российской Федерации, в соответствии с которым и были прекращены полеты российских авиакомпаний в направлении Египта.

– Проект протокола согласован и готов к подписанию?

– Зимой был издано соответствующее распоряжение правительства Российской Федерации. Это значит, что пройдены все внутригосударственные процедуры и он считается согласованным и готовым для подписания с египетской стороной. Мы ждем ответного шага от наших коллег.

– Наша беседа проходит на полях Восточного экономического форума, и следующий вопрос касается создания транспортного перехода с материка на Сахалин. На какой стадии находится разработка этого проекта и каков актуальный объем инвестиций, который потребуются на проект?

– Решение вопроса о реализации этого проекта предусмотрено транспортной стратегией Российской Федерации до 2030 года, утвержденной правительством нашей страны.

И мы видим, что в следующем десятилетии, может быть, даже в первой половине, этот проект может быть реализован. Конечно, это затратное мероприятие, поскольку помимо самого перехода в районе пролива Невельского, это самый короткий перешеек между материком и островом Сахалин в рамках всего Татарского пролива, разделяющего остров от материка, его длина всего 7 км, необходимо построить подъездные пути от Комсомольска-на-Амуре, станция Селихино, до, соответственно, станции Ныш на территории Сахалина. Длина этих подъездных путей свыше 500 км. РЖД до конца текущего года рекомендовано представить в Минтранс финансовую модель проекта и предложения по источникам финансирования с целью повышения его эффективности. Предлагается также рассмотреть вариант дополнительного развития портовой инфраструктуры острова Сахалин. И, наконец, надо определить, какой вариант строительства перехода экономически целесообразен – мост или тоннель. Помимо этого на острове Сахалин, мало кто про это знает, ширина колеи не соответствует ни европейскому, ни российскому стандарту 1520 мм. Сейчас РЖД уже реализуют программу по переукладке железнодорожного полотна. Эти мероприятия предусматривают и строительство, и реконструкцию мостовых переходов, строительство новых станций и перронов, поскольку ширина вагонов будет, естественно, тоже соответствовать российским стандартам. В этом случае вся железнодорожная сеть Сахалина требует реконструкции. Общий объём в соответствии с предварительным технико-экономическим обоснованием, а сейчас дополнительно идёт научно-исследовательская работа, будет составлять порядка 500 млрд рублей в ценах базового 2013 года. В том числе порядка 90 млрд рублей на дополнительное развитие инфраструктуры острова для увеличения перевозки грузов до 30-33 млн тонн. В рамках следующего бюджетного цикла, разработки федеральной целевой программы, госпрограммы развития транспортной системы на следующее десятилетие мы будем уже закладывать как бюджетные, так и внебюджетные средства за счёт инвестиционной программы РЖД источники для реализации этого проекта.

– Какие компании, помимо РЖД, могут принять участие в финансировании проекта?

– Мы, конечно, будем говорить об этом с нашими японскими партнерами. На самом деле, этот коридор будет иметь особое значение только в том случае, если будет соответствующий переход на остров Хоккайдо с острова Сахалин. Таким образом, грузовая база из Японии, которая направляется сегодня на европейский континент исключительно морским путем, в этом случае может следовать по железнодорожному направлению БАМа и Транссиба с большей скоростью и по территории Российской Федерации. Но пока, если говорить о том, что этот переход будет служить только для Сахалина, это не такая большая грузовая база.

В принципе возможно строительство новых портов по транспортировке, в первую очередь, угля. Несмотря на большую протяженность побережья Охотского моря, уже не так много мест осталось для строительства новых портов, а мы видим, что этот сектор экспорта активно растет в последние годы. Поэтому в этом случае часть портов и терминалов могут быть размещены непосредственно на острове Сахалин. Но это всё вопросы будущего. Конечно, мы будем стараться привлечь туда внебюджетные источники, помимо инвестиционной программы РЖД. Возможно, какие-то форматы государственно-частного партнерства.

– Уже оценивалась стоимость создания перехода Сахалин на Хоккайдо? И, соответственно, какой объём средств готова вложить японская сторона?

– Пока таких оценок даже предварительных не было. Для этого необходимо, в первую очередь, достижение договоренности с японскими партнерами, потому что это будет проектом обеих стран. Я планирую уже в этом году провести с моим визави, министром земли и инфраструктуры Японии, соответствующие переговоры на эту тему.

– Вы не раз говорили о дефиците бюджетных средств на реализацию проекта Мурманского транспортного узла. Уже есть понимание, из каких источников можно покрыть этот дефицит? Возможно, какие-то компании уже готовы подписать соответствующие соглашения?

– Этот вопрос неоднократно обсуждался в правительстве, также он был поднят на совещании у президента Российской Федерации в Калининграде. Мы считаем, что это один из крупнейших и важнейших проектов по развитию транспортной системы нашей страны, использованию ее экспортно-транзитного потенциала. Наша нацеленность на плановые сроки реализации этого проекта до 2020 года, как это и предусмотрено действующей федеральной целевой программой, остается. Да, мы видим, что существует определенный дефицит в сегодняшнем бюджете, поскольку нам пришлось концентрировать ресурсы при секвестре бюджета на других стратегических направлениях, таких как БАМ, Транссиб, обход Украины, обход Краснодара, строительство железнодорожных подходов к Крымскому транспортному переходу.

Но при этом мы видим высокий инвестиционный интерес. Такие компании, как Газпром, «Роснефть», «Новатэк», «Фосагро» высказывают крайнюю заинтересованность в развитии своих проектов на западном берегу Кольского залива, как раз в районе Лавны, где планируется строительство портового терминала, куда приходит железнодорожная ветка. Газпромбанк готов представить свое финансовое кредитное плечо для дальнейшего выполнения обязательств государства по заключенным контрактам по строительству этой железнодорожной ветки. Там дефицит составляет порядка 23 млрд рублей. Мы рассчитываем, что эта нацеленность бизнеса, востребованность этого проекта как раз ляжет в основу решений правительства по завершению этого проекта на принципах государственно-частного партнерства и так называемой инфраструктурной ипотеки, что позволит завершить его уже к 2020 году.

– Как Минтранс оценивает перспективы проекта высокоскоростной магистрали «Евразия», которая должна соединить Китай и Европу?

– Это новый проект, но эта идея уже неоднократно обсуждалась на встречах лидеров наших государств, в первую очередь, России и Китая. Буквально недавно на двухсторонних переговорах на полях БРИКС в Китае этот вопрос также ставился на обсуждение главами государств и рассматривался в позитивном ключе. Тем более, что одно из звеньев этого коридора уже готово – это скоростная железная дорога от Пекина до Урумчи, по территории Китая. Проект на территории Российской Федерации, длиной 770 км, магистраль Москва-Казань, тоже находится в высокой степени готовности – уже завершены проектные работы, по ряду участков пройдена государственная экспертиза. Мы находимся в так называемой продвинутой стадии обсуждения финансовой модели этого проекта с нашими китайскими партнерами. Поэтому я оцениваю перспективы этого проекта как весьма реалистичные. Тем более он не требует больших объемов бюджетной поддержки, этот проект самоокупаемый. По крайней мере по той финансовой модели, которая представлена сегодня в рамках предТЭО. Конечно, предстоит еще очень большая работа: не только с нашими китайскими партнерами, но и с казахстанскими, белорусскими и европейскими партнерами. Экономика этого проекта основана на скоростных грузовых перевозках, когда высокостоимостные грузы, которые сегодня перевозятся, в первую очередь, авиационным транспортом, а это очень дорогостоящие перевозки, могут быть помещены в универсальные контейнеры, и буквально за двое-трое суток из центра Китая доставлены до центра Европы. И как раз вот это, а не пассажирские перевозки, как это было изначально в проекте Москва-Казань, дает основу для финансовой модели этого проекта, необходимые потоки cash flow, для того, чтобы этот проект был окупаем.

– Перейдем к теме авиации. Как идет работа по созданию Евразийской комиссии по расследованию авиапроисшествий? Готов ли уже проект межправсоглашения для создания этого органа?

– Недавно эта идея обсуждалась на уровне глав правительств, на встрече в Астане, и была поддержана.

Буквально на следующей неделе у меня будут переговоры на эту тему с председателем нашей Евразийской комиссии, господином Саркисяном, где Минтрансом также будут представлены уже проекты соответствующих соглашений по созданию так называемого Евразийского МАК (Межгосударственный авиационный комитет - прим. ТАСС). Это соглашение будет иметь открытый характер, то есть к нему могут присоединиться и другие страны. Мы рассчитываем, что такой формат и такой инструмент в рамках работы Евразийской комиссии будет весьма востребован и будет соответствовать целям и задачам авиационных властей наших государств.

– Когда эта комиссия может начать работу?

– Мы рассчитываем, что она начнет свою работу в следующем году.

– Какие-то страны уже выразили свою готовность присоединиться?

– Я разговаривал с руководителями транспортных ведомств Киргизии, Армении, Казахстана и Белоруссии, и на уровне транспортников получил позитивную оценку реализации этой идеи.

– Есть ли уже понимание, какие основные меры по ужесточению ответственности авиакомпаний за задержки рейсов будет предлагать Минтранс?

– Еще не закончен летний сезон. Мы договорились, что сделаем это с нашими компаниями – Ассоциацией эксплуатантов воздушного транспорта – по итогам сезона. Отмечу, что совсем недавно Россия в полном объеме присоединилась к Монреальской конвенции. В соответствии с требованиями и нормами этой конвенции, серьезным образом ужесточается и усиливается ответственность авиакомпаний перед пассажирами при осуществлении международных рейсов. Поэтому надо еще посмотреть новую правоприменительную практику, которая будет формироваться при исполнении норм этой конвенции, и по итогу этого анализа сделать соответствующие выводы.

– Всех волнует вопрос об обновленных правилах провоза ручной клади на авиарейсах. Останется ли в обновленных правилах норма о 5 кг ручной клади?

– Минимальный вес ручной клади, который предлагается нормативно закрепить, составит 5 кг. При этом авиаперевозчик в качестве конкурентного преимущества сможет изменить ее только в сторону увеличения.

Таким образом, мы гарантируем пассажирам возможность проноса на борт ручной клади и дополнительных личных вещей, не подлежащих взвешиванию, согласно установленному списку. Что касается предметов, разрешенных к проносу на борт самолета – данный перечень может быть дополнен по итогам общественных обсуждений с учетом пожеланий и предложений наших граждан – пользователей авиационных услуг. Разумеется, пассажир по-прежнему сможет проносить на борт сотовый телефон, другие гаджеты, книги, цветы и зонты в составе ручной клади. Без взвешивания можно будет брать с собой целый перечень вещей: детское питание и люльки для младенцев, костюм в портпледе, костыли, компактную кресло-каталку, дамскую сумочку или портфель.

Одежда, которая находится на пассажире, не подлежит взвешиванию, а значит не учитывается в весе ручной клади и в составе перечня личных вещей. Если пассажир снимает свою куртку на борту воздушного судна и убирает ее на багажную полку – никто не будет забирать ее для дополнительного взвешивания. А чтобы не включать в вес ручной клади гаджет, книгу или другие предметы – их можно убрать в портфель или дамскую сумочку, которые как раз входят в перечень дополнительных предметов для бесплатного проноса на борт.

– Как решается вопрос обнуления ставки НДС на региональные авиарейсы?

– Что касается установления нулевого тарифа по таким направлениям, Минтранс поддерживает идею установления нулевого НДС на перевозки авиационным транспортом внутри страны, за исключением направлений Московского авиационного узла. Сейчас у нас действует ставка на все внутрирегиональные перевозки НДС 10%. Теоретически было бы правильно ее продлить до 2020 года. Минфином России совместно с Минтрансом и Минэкономразвития подготовлен и в конце августа внесен в Правительство законопроект, предусматривающий продление действия ставки НДС 10% на внутренние перевозки пассажиров и багажа (кроме перевозок в Крым) до конца 2020 года. По направлениям, минующим Москву, с нашей точки зрения, эффективным для развития региональных перевозок было бы сделать нулевой НДС. По крайней мере, первый шаг в этом направлении уже сделан. По решению президента на совещании в Калининграде, необходимо установить нулевую ставку НДС по перевозкам в этот эксклав. Такое предложение уже внесено со стороны Минтранса в Правительство России. Напомню, что сейчас нулевая ставка НДС на авиаперевозки пассажиров в Крым и Севастополь действует до конца 2018 года. Вопрос ее продления планируется рассмотреть на совещании у президента России в конце 2017 года.

– Какие меры уже приняты или запланированы для улучшения состояния региональных дорог в Северо-Западном федеральном округе в рамках недавнего поручения президента?

– Напомню, что в 2016 г. бюджетам субъектов СЗФО были направлены трансферты в объеме более 15 млрд рублей. С их помощью построено и реконструировано почти 200 км региональных трасс, отремонтировано – 650 км. В текущем году на дорожную деятельность субъектам округа из федерального бюджета уже направлено более 9 млрд рублей межбюджетных трансфертов. В Правительство внесены проекты актов о направлении бюджетам субъектов дополнительно почти 2 млрд рублей. В текущем и 2018 году область получит порядка 1,25 млрд рублей на развитие улично-дорожной сети. За счет этих мер к концу 2018 года планируется привести в нормативное состояние почти 60% дорожной сети Калининградской агломерации.

– На каком этапе сейчас находится рассмотрение предложения о перераспределении зачисления доходов от акцизов на нефтепродукты в региональные дорожные фонды с 2018 года? Сколько до конца года и в 2018 году планируется направить в региональный дорожный фонд по федеральной поддержке региональных программ?

– После нашего обращения президент России дал поручение внести изменения в законодательство в части поэтапного увеличения норматива зачисления налоговых акцизов на ГСМ в бюджеты субъектов с доведением его с 2019 г. до 100%. Вопрос в настоящее время прорабатывается Минфином России. В случае положительного решения в этом году, норматив зачисления может быть увеличен уже в 2018 году. Напомню, в текущем году на дорожную деятельность субъектам РФ направлено более 112 млрд рублей федеральных трансфертов. Дополнительно будет направлено еще порядка 10 млрд рублей. В следующем году из федерального бюджета планируется направить в региональные дорожные фонды более 111 млрд рублей.

Беседовала Ксения Алейникова

  • Рейтинг новости: 5
  • Всего голосов:
    7
  • Проголосовать:
    • (Плохо)
    • (Отлично)
  • Ваша оценка: 4